a_dunc (a_dunc) wrote,
a_dunc
a_dunc

Categories:

О роли романтики в нашей профессии аэрогеодезиста (часть 8)

Руслан Николаевич Гельман
О роли романтики в нашей  профессии аэрогеодезиста (часть 8)
часть 1
часть 2
часть 3
часть 4
часть 5
часть 6

часть 7

Теперь о наблюдениях за оползнями. Оползни на волжских берегах были всегда, но вопрос с ними обострился многократно, после сооружения серии водохранилищ. Поэтому понадобились постоянные наблюдения, в том числе фотограмметрические, за подвижками на склонах и переработкой берегов. Мы, группа от ВСЕГИНГЕО, должны были работать, базируясь на Ульяновск. И сразу можно было получить наглядное свидетельство безграмотного строительства. На крутом (и оползневом) склоне к Волге, умные головы задумали и воздвигли Парк дружбы народов, с аллеями, беседками, лестницами и прочими атрибутами парка, от каждой республики, оформленные в национальных стилях.  И вскоре вся дружба поехала: перекосы сооружений, трещины в земле.
Ульяновск. Район парка Дружбы народов сейчас. (фото aprol-sky)
Сейчас, зная  последующую нашу историю, в этом можно даже усмотреть некую символику. Аэрофотосъемка склонов, проведенная нами здесь с самолета АН-2  трижды, в 1978-80 гг., с интервалом в один год и последующим построением фотограмметрических профилей, показала значительное изменение этих профилей в нижних их частях, позволила подсчитать и объемы смыва. Полеты не всегда проходили гладко,  в памяти осталась одна из съемок, когда я просил пилота приблизиться к береговому склону и он трижды пытался это сделать, и каждый раз восходящими потоками воздуха нас, с большим креном, отбрасывало в сторону. Во избежание худшего, пришлось провести съемку с расстояния большего, чем хотелось бы. А вообще, такие съемки с их болтанкой порядочно изматывают.
         Сходные по задачам работы, но уже со стереофотосъемкой берегов с борта судна,    проводили мы в 1970-71 гг. и на Ангаре (Братское водохранилище), где отступание берега ставило под угрозу и населенные пункты. Если объектами съемки являются локальные  участки берега, то съемка с судна обходится значительно дешевле аэрофотосъемки, а то и как единственно возможная. Но имевшиеся технологии, основанные на съемке двумя синхронными фотокамерами, на практике были малопригодны, потому, что требовали большого судна и сложной съемочной системы.  Поэтому нашей съемке предшествовала разработка способа фотограмметрической обработки снимков, получаемых одной фотокамерой  с судна, при перемещении его вдоль береговой линии. Для этой разработки мы использовали наши снимки  кавказского и крымского побережий. В результате появилась возможность вести стереофотосъемку берегов с борта небольшого катера или шлюпки. При работе на Ангаре для съемки была использована  аэрофотокамера  А-41, работавшая от аккумуляторных батарей, а судно на один, первый рейс – самоходная баржа. Пока на борту я готовил аппаратуру, моя помощница, молодой инженер-географ, решительно отправилась на камбуз, навела там порядок, приготовила обед для всей команды и настолько  всех очаровала, что после окончания съемок капитан предложил нам продолжить рейс, причем бесплатно. Обстоятельства не позволили воспользоваться его любезностью и последующие съемки здесь мы вели с небольшого катера.
Катер, оборудованный для фотосъемки берегов Братского водохранилища.
Плавая по водохранилищу, можно было видеть следы поспешного затопления: лес стоящий в воде, плывущие бревна, массы коры. Но размытые берега открывали и любопытные вещи: следы стоянок людей каменного века. На пляжах  мы находили каменные рубила, тонкие заточенные скребки, камни-нуклеусы с отколотыми от них пластинами. Вообще, съемка с судна во многих случаях помогала изучать динамику и морфологию берегов, да и чего греха таить, порой получать банальное удовольствие. Так, например, при работе на Дальнем Востоке в районе бухты Тетюхе (Японское море), когда съемку берегов прервал туман, мы с нашей шлюпки занялись рыбной ловлей на самодур, т. е. крючок с блесной без наживки. Опускаем на глубину и подергиваем. Рыба бросается и крючок ее цепляет, тут надо без задержки ее вытягивать. Наловили довольно много, но вблизи появился плавник касатки и хозяева шлюпки, биологи МГУ,  поспешили включить мотор и мы удрали. Говорили – опасное соседство.
Бухта Тетюхе, установка на шлюпке фотосъёмочной аппаратуры
Кстати, от Владивостока до Тетюхе и обратно, мы плыли  теплоходом. Глядя на берега, думалось: море бы немного теплее и тогда здешние места затмили бы кавказские   курорты. И еще: поселок Тетюхе и речка Тетюхе тогда были переименованы в Рудный и Рудная,  интересно, вернули сейчас им прежние названия?
Береговые скалы вблизи бухты Тетюхе. Японское море
Съемки с судна, кроме отмеченных выше объектов, я проводил, в разное время и на участках побережий Кавказа, Крыма, Балтики, Волги.
Съёмка с катера береговых склонов с использованием аэрофотокамеры А-39. Прибалтика, Калининградская обл.
Можно еще отметить, что по нашей методике географами МГУ (А.В.Брюханов) были произведены съемки побережий тихоокеанских островов с борта научно исследовательского судна «Дмитрий Менделеев», во время его известного  рейса в 1971 г. По снимкам, например, острова Лорд-Хау (Соломоновы о-ва), были с нашим участием, составлены детальные горизонтальные и фронтальные планы его крутого восточного берега с нанесением геоморфологической ситуации. А берег этот – почти отвесная 300-метровая скала с остатками вулканического жерла.
 Была у нас работа и совсем «курортная»  В 1972 г. возникли проблемы с многоэтажными гостиницами на мысе Пицунда, там  корпуса 7 и 8 поставили слишком близко к пляжу. Во время штормов до одного из них стали доставать волны, рассказывали даже о вторжении волны в помещения первого этажа. Понадобилась защита берега бетонными блоками и комплекс наблюдений за  береговой линией. Я предложил и провел серию экспресс – съемок: фототеодолитом, с постоянных точек на крышах корпусов, мы фотографировали  береговую линию. С августа 1972 по август 1973 гг. провели пять серий съемок из одиночных снимков. Базисом при их обработке служила измеренная высота точки съемки над урезом воды. По результатам измерения снимков был составлен сводный план положения береговой линии на   пять моментов времени, что дало возможность уверенно судить о ее динамике в течение года.   К слову сказать, во время этих работ случилась серьезная поломка нашей автомашины, о чем мы сообщили в Москву, в транспортный отдел нашего института. Реакция была похвально быстрая: уже через два дня на пляже Пицунды мы увидели зав. гаража и механика.

Точка фототеодолитной съемки береговой линии у курорта Пицунда.
Фотографируем на память об этой работ
Позже  подобную работу я выполнил и на упомянутом выше объекте – бухта Тетюхе.  Морским геоморфологам там понадобились данные об изменении береговой линии бухты под влиянием штормовых волн. Я решил эту задачу, используя ручную аэрофотокамеру с фокусным расстоянием 210 мм. и совершенно отвесную – 300 м. скалу   на южной оконечности бухты. С одной и той же точки на вершине скалы были выполнены два снимка: до и после шторма. Не вдаваясь в технические подробности, скажу только, что используя след горизонтальной плоскости (линия уреза),  общие связующие точки дальнего плана на снимках и известную высоту над поверхностью воды, удалось определить угловые элементы ориентирования снимков и построить совмещенный план линии уреза на два момента времени, а так же конфигурацию и длину прибойных волн.
Рабочий момент фотосъёмки береговой линии в бухте Тетюхе
Запомнилось несколько необычное событие, связанное со знаменитой Новоафонской пещерой, которое произошло в то время, когда мы базировались  в Новом Афоне. Тогда, для доступа в нее туристов, только начали прокладывать туннель в склоне горы. И однажды, приехав на нашу базу, мы увидели что улица, которая  шла в сторону этого склона, изменилась: не было нескольких строений.  Оказалось, что строители туннеля неожиданно наткнулись на неизвестный обширный  подземный зал с озером. Ему дали название «Сюрприз» и повели  туннель дальше, связав его  с новооткрытым залом коротким  боковым туннелем.  Но вскоре зал этот вполне оправдал свое название, извергнув наружу через туннель поток воды, который помчался по улице, вызвав немало страха, и кое-что снес. Дом, в котором была наша база,  по рассказу хозяйки, едва уцелел. После этого, во избежание новых сюрпризов, проход к «Сюрпризу» наглухо заделали,  он и сейчас заметен  с левой стороны туннеля, при движении в сторону пещеры.
         Надо сказать, что  опыт фототеодолитной съемки пригодился мне,  когда в рамках договорных работ МГУ понадобились наблюдения за крутыми склонами открытых карьеров.  Такую съемку мне довелось проводить в алмазном карьере «Мир» (Якутия), а так же в двух рудных карьерах  в горном Алтае, с последующей обработкой снимков.

На дне карьера « Мир»

Еще до этого, работая во ВСЕГИНГЕО, мне пришлось решать несколько необычную задачу по линии военного ведомства. Она заключалась в составлении упрощенных топографических планов на локальные участки берегов по р. Иртыш, для предварительной оценки возможностей переправ техники через реку. Необычность была в том, что геодезической привязки не требовалось, но это же и намного упрощало работу.  Я использовал фототеодолит. На небольшом катере мы плыли по реке, а найдя подходящий участок, причаливали и, выбрав на обоих берегах места для базисов, устанавливали на них маркированные вешки и измеряли длины базисов. Затем с этих точек вели фотографирование: с левого берега снимали правый, а с правого – левый. На этом работа кончалась – угловых измерений не делали. Так мы путешествовали по реке несколько дней, засняв с десяток участков.
Было и происшествие. На обратном пути увидели севшую на мель небольшую самоходку, а на ней  беспомощная  команда из трёх человек. Положение их усложнялось быстрым течением. Мы долго и тщетно пытались сдёрнуть их с каменистого грунта, пока сами чуть не опрокинулись. После этого, оставив им  продукты и обещав сообщить куда надо, продолжили путь.
Позже, на стереоавтографе, по стереопарам, для обоих берегов рисовался рельеф. Техническая особенность заключалась в том, что изобразившиеся на стереопарах точки противоположного базиса позволили чисто фотограмметрически  связывать  оба базиса в единую систему, создавая объединенную для обоих берегов модель. Кроме того, каждый базис служил «мерным отрезком» для противолежащей стереопары, что позволило в определенной мере компенсировать влияние погрешностей взаимного ориентирования снимков. Полученная точность вполне соответствовала поставленной задаче.
Доводилась мне принимать участие и в научных конференциях по морским берегам. На одной из них – в Одессе нам демонстрировали   работу подводных телевизионных съемок – тогда новинку, причем только тем, кто имел допуск к секретным работам. Сейчас это смешно, но тогда делалось на полном серьезе – такое было время.  Помню другую конференцию – в Прибалтике: начали ее в Паланге, а затем на двух автобусах поехали по балтийскому побережью. Приятное путешествие. На Куршской косе – громадные песчаные дюны, с которых можно кататься по песку как по снегу, но это не разрешается. Заседания часто проводили прямо на пляже, иногда было комично: докладчик делает сообщение, используя береговой обрыв как наглядное пособие, а слушатели ползают по песку – ищут янтарь.
Янтарный карьер, пос. Янтарное Калининградской обл. (фото burkhan77)
Почти все мы тогда подхватили эту «янтарную болезнь» и когда в янтарном карьере получили разрешение поискать самостоятельно, то ученые мужи скопом полезли в грязь, а в пути автобус превратился в мастерскую по очистке находок.  Надо сказать, балтийское побережье, в частности район Светлогорск – Отрадное, сильно подвержено размыву и оползням и в порядке договорных работ, в 1989 – 90 гг. мы вели там перспективную аэрофотосъемку, с последующим построением совмещенных разновременных профилей склонов, на основе фотограмметрической обработки снимков. Попутно, на некоторых подходящих для этого участках, было отснято и морское дно.  Эти, и более ранние  снимки  дали материал  для отработки способа определения по ним глубин в прибрежной зоне моря, а впоследствии и возможность продолжения профилей берега по морскому дну. Такие профили я строил по перспективным снимкам северного побережья Азовского моря. Способ нашел отражение и в публикации (Геодезия и картография 1994, №9).
Tags: Друзья, Руслан
Subscribe

Posts from This Journal “Руслан” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments