a_dunc (a_dunc) wrote,
a_dunc
a_dunc

Categories:

О роли романтики в нашей профессии аэрогеодезиста (часть 9)

Руслан Николаевич Гельман
О роли романтики в нашей  профессии аэрогеодезиста (часть 9)
часть 1
часть 2
часть 3
часть 4
часть 5
часть 6

часть 7
часть 8


В 1995 г. были работы на Камчатке с базированием в поселке Корф..
Основные участки:
северная часть Корякии, до мыса Олюторский. Работа – плановая и перспективная аэрофотосъемка,  куратором был Институт вулканологии. В одном из первых полетов мы вертолетом отвозили их сотрудников на объект работ. Картина по красочности превосходила любые картины художников: долина в яркой зелени лесов и лугов, перемежающихся с красными островками кустарников, голубыми озерцами, желтыми пятнами земли на холмах. Добавлением к этому – медведи, бодро убегающие от вертолета. Мы высадили ребят, оборудовали лагерь и улетели, а я им завидовал, хотя по рации они сообщали, что вода в ведре по утрам замерзает. Вообще нетронутая природа Камчатки завораживает. Посещали мы и бухту Лаврова – волшебно красивый фиорд, в крутых лесистых берегах и многое другое, чего не описать. В один из полетов командир получает радиограмму: «возьмите больного коряка». После поисков, наконец, садимся у чумов, рядом с озером. Нас встречают собаки, женщины и старик. На вопрос: «где больной?» он говорит: «а я, однако»,  «ну иди в вертолет». Он засуетился, быстро собрал котомку и засеменил к машине, но пилоты, народ ушлый, спросили: «а рыба есть?», «есть» и показал где. В результате на базу мы вернулись с парой  здоровенных рыбин, из них достали целую миску красной икры, подсолили и ели ее ложками. Подобное доводилось мне и при работе на берегах Каспия, но там икра была черная.

По правде сказать, есть икру  ложками мне не очень нравиться – лучше намазать ее с маслом на ломтик белого хлеба.


Пос. Корф на одноименной косе (фото Анатолия).
А потом мы летели вдоль берега, в южном от Корфа направлении, погода испортилась, низкие тучи и туман прижимали вертолет почти к воде. Но все же удалось провести намеченную съемку морской косы,  с заброшенным рыбачим поселком – рыбный промысел был в упадке. Потом видели птичий базар: отвесные скалы поднимаются из моря, верхушки их – в свинцовых тучах и тучи птиц. Это место считается заповедником, близко к нему нельзя и мы на некотором расстоянии облетели скалы, но зрелище впечатляет.  На обратном пути наши летчики  углядели на пляже тушу моржа; вообще погибшие моржи здесь встречаются и мы их видели,  т. к. недалеко их лежбище, но этот – с хорошими бивнями. Вертолет сел, мы скатились с обрыва на пляж и летчики тупым топориком стали отрубать бивень. Морж был с хорошего быка, когда я влез на него, туша даже не шелохнулась. С трудом  откромсали один бивень –  на второй уже не было сил, и полетели дальше. Не долетая до Корфа сели у рыбаков и в салон загрузили несколько бочек, я посмотрел в одной – икра, в другой – икра, всего шесть бочек. Потом снова взлетели, так  наш рейс выполнял несколько задач, в том числе и не запланированных.    Пришлось здесь иметь дело и с космической навигационной системой, для меня – впервые. Я участвовал в промерах глубин в заливе Корф, а плавали мы на довольно большом катере, старом и ржавом, но снабженном, как оказалось, такой системой, и это кардинально решало вопрос привязки точек промеров. Но запомнился этот эпизод, пожалуй, еще тем, что катер по окончании работ, из-за волнения подойти непосредственно к берегу, не мог и пришлось до берега добираться по пояс в холодной воде. Брр!
А последний съемочный полет мы совместили с вылазкой авиаторов за брусникой. В салон набились авиаторы, их семьи и собаки, так и полетели. Вначале,  через открытую дверь, я произвел перспективную съемку нужного объекта, а затем  сели на сопку красную от брусники. Тут вдруг появились мужики и заявили, что у них артель и они здесь ведут заготовку ягоды; наши спорить не стали, мы перелетели на другую сопку и ягоду там набирали ведрами. Поездка эта дала мне материал для разработки способа  картографирования  морских кос по аэрофотоснимкам, с учетом линии уреза воды. Изображение на снимках этой линии, создает дополнительные данные, при построении по стереопаре снимков фотограмметрической модели. Поэтому открывается возможность полноценной обработки снимков и для тех случаев, когда большая часть стереопары занята изображением водной поверхности. Способ  был применен при обработке полученных на этом объекте материалов нашей аэрофотосъемки (Геодезия и картография, 1995, №11).
Были работы и по селям, объект – Тянь-Шань, задача – съемка  высокогорных источников селевых потоков. Точно год я сейчас не припомню, но запомнился рекордный по скорости выезд на участок. Самолетом до Душанбе, где уже был готов МИ-8 и перелет в верховья  р. Талгар, где нас высадили на морену на высоте более 4000 м. Промежуток времени между Москвой и высокогорьем менее двух суток, перепад высот – порядка 3,5 км. Естественно, что для самочувствия это не прошло бесследно, но как личный рекорд можно было зафиксировать. Там я вел перспективную съемку моренных участков, по стереопарам этих снимков впоследствии были произведены замеры, а тот участок, где был наш первый лагерь, месяц спустя был сметен селем. Позже мы переместились в Талгарский заповедник, красоты которого не буду описывать, чтобы не повторяться.
Наш лагерь на морене в верховьях  р. Талгар
Тянь-Шанские ели и наш новый лагерь в Талгарском заповеднике.

Выход на маршрут в районе р. Талгар

Ущелье в горном массиве (Талгарский заповедник)



Маленькие обитатели Талгарского заповедника
Не касаясь многих других поездок и работ, вернусь к Кавказу, ближе к нашим дням. Так получилось, что наземную стереосъемку, в целях выявления неустойчивых участков на склонах, мне довелось проводить в Северной Осетии и Ингушетии. Дело было в то время, когда разгорелся известный конфликт между ними и  это сказалось на условиях работ. Один из намеченных участков в Осетии посетить не удалось, поскольку неизвестные, вышедшие из леса, только что расстреляли там занимавшихся  сенокосом местных жителей. Один из объектов близь дороги мы снимали в сопровождении солдат, но не как охраны, а как гарантия того, что мы не снимем ничего «лишнего». Позже, будучи в Ингушетии, из бесед с местными жителями я слышал много нехорошего об осетинской стороне, сочувственно кивая головой, я не говорил собеседникам о том, что год назад в Осетии, слышал то же самое, но только в обратный адрес. Но запомнилось не только это, а страшнейший град, прошедший во Владикавказе. Крупнейшие градины, с куриное яйцо (действительно куриное, сам видел) повыбивали стекла, целые улицы стояли с разбитыми окнами. Такие вот наблюдения преподносит наша профессия.
Но есть и другие наблюдения, например – за ледниками и их динамикой. Эти наблюдения, геодезическими методами, велись издавна, в том числе с привлечением фотограмметрии. Один из наблюдаемых параметров – скорость движения льда. Какова она бывает, показал пример ледника Колка (Сев. Осетия), катастрофическая подвижка которого 20 сентября 2002 года за несколько часов наделала много бед. Но чаще скорость движения характеризуется сантиметрами в сутки. Для оперативного ее измерения весьма подходит фотограмметрический метод, основанный на сравнении двух наземных снимков ледника, полученных с одной точки, с промежутком во времени. Появление цифровых фотокамер позволило значительно облегчить съемочную аппаратуру, а заодно и модернизировать методику съемки. Этими работами я занимался в первые «нулевые» годы совместно с сотрудниками лаборатории  аэрокосмических методов МГУ, в частности измерением скорости движения льда на леднике Джанкуат. Отрабатывалась и методика использования для этой цели стереопар разновременных аэрофотоснимков на материалах съемок на Кавказе и Памире. Были получены неплохие наглядные результаты с их публикациями в нашей и иностранной научной печати.
Географы МГУ на леднике Джанкуат
Студенты и сотрудники Географического факультета на ледовой базе МГУ.
Геодезический пункт у ледника Башкара

Основной  деятельностью в рамках профессии становятся теоретические разработки в области фотограмметрии и программирование, а так же участие, в роли консультанта, при камеральной обработке снимков. И здесь есть место романтике. Ведь наблюдения за природными процессами часто требуют нестандартных решений. Например, общее потепление привело к отступанию ледников, в частности кавказского ледника Башкара в долине Адыл-су, где образовалось озеро, ставшее в конце 50-х годов возможным источником гляциальных селей. Экспедицией географического факультета МГУ в 2007 – 2009 гг. проводились наземные стереосъемки ледника, в частности, по трем разновременным стереопарам была создана общая пространственная модель его головной части. Специально разработанным способом на снимок 2007 г. нанесены все три положения бровки ледника, наглядно демонстрирующие  ее отступание  –  до 10  м. в год (Геодезия и картография, 2010, №5). Подобные работы проводились и в экспедиции 2006 г. в районе северо-восточного склона г. Эльбрус, где велись съемки ледниковых озер. Для более широкого захвата сектора съемок была использована специальная технология, позволяющая из «веера» трех снимков создавать их общую математическую модель. Это позволило при полевых работах сократить необходимый объем угловых измерений.   В период работ произошел прорыв ледовой перемычки между озерами, вызвавший перетекание воды и изменение конфигурации береговой линии озер.  Проведенная повторно, через несколько дней, съемка зафиксировала эти изменения (Геодезия и картография, 2009, №10).
Фотограмметрия как инструмент, может находить применение в разных областях. Мне, помимо сказанного выше, приходилось, в частности, заниматься и разработкой способа стереосъемки  человеческих лиц, для диагностики патологии зрения и разработкой способа съемки фасадов зданий и стереосъемкой двухпудовой глыбы метеорита с последующим созданием его детального чертежа в изолиниях,  да и много еще чем.
     Довелось побывать и на Куликовом поле, в связи с обработкой материалов крупномасштабной аэрофотосъемки этого исторического объекта. В число задач этих    съёмок входили и поиски следов захоронений павших воинов. Съёмка выполнена А.В. Домородовой и А.Л. Дунцем. По материалам съёмок с моим участием составлены картографические документы.
Мотодельтаплан, оснащённый для крупномасштабной аэрофотосъёмки Куликова Поля
Перспективный аэрофотоснимок объекта Куликово поле.  Место битвы - на заднем плане. Хорошо читаются места предполагаемых захоронений воинов (ряды тёмных пятен). ( http://radar-stv.narod.ru/works/arheology/061114/061114.html )
Выполнение различных работ, большинство которых нестандартны по своему характеру, требует создания нестандартных технологий, а зачастую и научно-технических исследований. Все это можно выразить общим понятием – творчество, что само по себе может привлекать многих. За годы работы  разного рода публикаций набралось у меня   более сотни, но немалая и сумма впечатлений.  И как итог, можно сказать еще раз: романтика полевых исследований и научного творчества – мощный стимул для привлечения молодежи в нашу специальность. Конечно,  новые технологии сузили сферу полевых работ, в прежнем их понимании, но они же создают и новые виды исследований. Например, появление беспилотных носителей съемочных камер плюс спутниковая навигация, требуют уже качественно иной организации полевых работ, применительно к конкретным задачам.    Кроме того, остается много задач, которые «из космоса» не решить и они требуют нашего присутствия на грешной земле, в том числе общаясь с ее природой.   И может быть стоит все это учитывать, готовя соответствующих специалистов.
На геодезической практике студентов МГУ. Постановочное фото.
Снимок получен на память от моих учеников 4.07.1998.
В заключение хочу принести свою благодарность Алексею Леонидовичу Дунцу за содействие и помощь в иллюстрировании данной статьи.


Статья одним документом word и иллюстрации:
https://cloud.mail.ru/public/3bgu/wGzh9q5Mc
Tags: Друзья, Руслан
Subscribe

Posts from This Journal “Руслан” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments